Главная - Дипломные работы - Политология

Взаимоотношения вузовской интеллигенции и власти в 1928-1932 г.г.

Цена: 2500 руб.
Количество страниц: 108
Работа актуальна на 2013 год.
Дипломная работа раскрывает взаимоотношения вузовской интеллигенции и власти в 1928-1932 г.г. На основе анализа социально-экономического и политического положения СССР к началу 30-х гг. автор исследует положение советской интеллигенции, после чего переходит к анализу положения интеллигенции Западной Сибири. Работа основана на архивных материалах Западной Сибири, в связи с чем представляет серьезный научный интерес. Имеется доклад на защиту.

Оглавление:

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА 1. Основные направления политики партии и Советского
государства в сфере культурного и научного строительства в 1928-1932 г.г.
1.1. Особенности социально-экономического и политического
положения СССР к началу 30-х годов
1.2. Создание нового социального слоя советской интеллигенции
как отличительная черта периода 1928-1932 г.г.
1.3. Особенности развития системы вузовского образования и
положение вузовской интеллигенции в годы первой пятилетки
ГЛАВА П. Особенности взаимоотношений власти и вузовской
интеллигенции в Западной Сибири в период 1928-1932 г.г.
2.1. Общее положение интеллигенции в Западной Сибири
2.2. Особенности положения вузов и вузовской интеллигенции в
Западной Сибири
ГЛАВА Ш. Реализация государственной политики в отношении
вузовской интеллигенции в вузах г. Омска в 1928-1932 г.г.
3.1. Реализация партийно-государственной политики в отношении
вузовской интеллигенции в Омском сельскохозяйственном институте
3.2. Реализация партийно-государственной политики в отношении
вузовской интеллигенции в Омском медицинском институте
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

К работе прилагается:

Доклад

Читать введение

История российской интеллигенции является органической частью истории отечественной культуры и истории России в целом. К ней всегда проявлялся особый интерес как в нашей стране, так и за рубежом, и этот интерес обуслов-лен прежде всего тем, что интеллигенция является субъектом российской куль-туры, вклад которой в мировую культуру велик и значим.
На рубеже ХХ и ХХ1 веков интерес к истории российской интеллигенции возрос особенно, и это вполне объяснимо: вступление в новое тысячелетие с особой силой ставит перед обществом вечные вопросы бытия, и, воспринимая интеллигенцию как некое духовное и интеллектуальное ядро, общество стре-мится с ее помощью осознать перспективы своего развития, получить ответы на многие мучащие его вопросы. В этом контексте история российской интелли-генции уже сама по себе способна дать эти ответы настолько она сложна и не-однозначна, трагична и поучительна, особенно в плане взаимоотношений интел-лигенции и власти это вечной темы российской истории. Именно это опре-деляет актуальность этой проблематики и наше обращение к истории интелли-генции в данном дипломном исследовании.
Одним из наиболее многочисленных отрядов отечественной интеллигенции является вузовская интеллигенция, ведущая отсчет своей истории с петровской эпохи, в которую Россия испытала крутой перелом в своем культурном разви-тии, связанный с внутренними экономическими и политическими потребностя-ми и необходимостью изменения форм их реализации. Последнее выразилось в решительном вмешательстве в процесс преобразований государственной власти, и петровский абсолютизм выразил себя, в частности, в создании светских учре-ждений образования и науки. Первая в истории России школа математических и навигационных наук положила начало развитию системы высшего профессио-нального образования в стране, и важным итогом начавшихся преобразований в
этой сфере стало учреждение Академии наук.
На протяжении своей последующей истории вузовская интеллигенция все-
гда была источником прогрессивных идей как научных, так и общественно-политических, существенно влияя на формирование общественного сознания и прежде всего воздействуя на студенчество как будущее российского общества, что особенно зримо проявилось в первые годы ХХ в. Безусловно, вузовская ин-теллигенция была неоднородна по своему составу, по характеру исповедуемых ею идей, по своему материальному положению и т.д., и это расслоение проявило себя наиболее открыто и резко в эпоху революций ХХ в.
1917 год круто изменил ход российской истории в целом, что не могло не отразиться на судьбах русской интеллигенции, в том числе вузовской. Два наи-более важных в этом отношении периода, по оценкам исследователей, - это пе-риод с 1917 по 1920 г.г. и период нэпа (1921-1927 г.г.) . Первый из них стал для страны судьбоносным, когда окончательно и бесповоротно, более того, - одно-значно был решен вопрос о власти, о ее попутчиках и врагах, что в принципе исключало всякие колебания. В этих условиях интеллигенция была поставлена властью перед жестким выбором с кем ей по пути, и результаты этого выбора стали для нее в целом трагичны. Второй период дал интеллигенции надежду на возможность диалога с властью, на возрождение в обществе либеральных идей, права на свободу мнений и т.д., то есть надежду на те нормы и понятия общест-венной жизни, которые всегда были важны для интеллигенции в России, для ее полноценной жизни, в том числе духовной. Однако эти надежды оказались тщетны, и окончание нэпа стало началом новой трагической страницы в истории российской интеллигенции.

Читать заключение

Проблема взаимоотношений вузовской интеллигенции с властью является в нашей истории одной из наиболее острых и актуальных вплоть до сегодняшнего дня. Интерес власти к интеллигенции всегда был высок, несмотря на то, что именно она являла собой наиболее оппозиционную власти часть советского об-щества. Этот интерес был обусловлен, прежде всего, тем, что интеллигенция яв-ляется субъектом российской культуры, вклад которой в мировую культуру ве-лик и значим, и именно в среде интеллигенции сосредоточена интеллектуальная и духовная элита общества. Поэтому власть, не принимая интеллигенцию внут-ренне, всегда стремилась использовать ее в своих целях.
Вузовская интеллигенция является одним из наиболее многочисленных от-рядов отечественной интеллигенции, и в российской истории она всегда была источником прогрессивных идей как научных, так и общественно-политиче-ских, существенно влияя на формирование общественного сознания и, прежде всего, воздействуя на студенчество как будущее российского общества.
После Октябрьской революции власть пыталась построить отношения со старой интеллигенцией, привлечь ее к решению задач строительства нового мира, что удавалось далеко не всегда, поскольку в основе этих взаимоотноше-ний лежало стремление власти управлять интеллигенцией. Эти отношения осо-бенно осложнились с окончанием нэпа, когда период общественного консенсуса был раз и навсегда закончен, к власти пришел Сталин, и во всех сферах общест-венной и социальной жизни укреплялись методы диктата, подчинения личности интересам государства. С каждым годом этот диктат становился все жестче, и любые проявления свободомыслия, инакомыслия преследовались и наказыва-лись, вплоть до физического уничтожения.
В этих условиях интеллигенции была отведена роль служанки рабочих и крестьян, из чего следовало ущемление ее гражданских и политических прав, низкая заработная плата, отношение к интеллигентам, как к людям второго сорта, и, наконец, репрессии. В такой политике проявилось глубокое заблуж-дение большевиков относительно возможности с помощью насилия, соединен-ного с массированным идеологическим внушением, пересоздать общество по определенному заказу, без учета коренных экономических и духовных устрем-лений личности и отдельных социальных групп.
Период 1928-1932 г.г. стал особым периодом в истории взаимоотношений власти и интеллигенции, поскольку с 1928 г. положение последней усугубилось: в стране начинается масштабное внедрение в массовое сознание официальной идеологии, полностью отрицавшей ранее существовавший порядок и призван-ной сплотить всех граждан общества. Этот процесс сопровождается становлени-ем и утверждением жесткого репрессивного контроля, подчиняющего как обще-ство в целом, так и отдельную личность.
С 1928 г. СССР вступил в новую фазу своего исторического развития - в период индустриализации и централизованного партийно-государственного планирования всех сфер народного хозяйства. С этого времени даже развитие науки, культуры и образования в стране начинает определяться заданиями пяти-летнего плана, предусматривающего, прежде всего, рост количественных пока-зателей. Следствием этого становится расширение сети учебных заведений, уве-личение числа студентов и выпускников, рост численности пролетарской интел-лигенции и т.д. Одной из важнейших задач партии и государства в эти годы ста-новится создание новых пролетарских кадров интеллигенции, преданной рабо-чему классу, полностью разделяющей его взгляды.

Список литературы

1. Алексеев П.В. Революция и научная интеллигенция. - М.: Планета, 1987.
2. Алексеева Г.Д. Октябрьская революция и историческая наука (1917-1923 г.г.) - М.: Высшая школа, 1968.
3. Амелин П.П. Интеллигенция и социализм. - Л.: Наука, 1970.
4. Андреева М.С. Коммунистическая партия – организатор культурно-просветительной работы в СССР (1917-1933 г.г.). – М.: Наука, 1963.
5. Бастракова М.С. Становление советской системы организации науки (1917-1922). – М.: Наука, 1973.
6. Булдаков В.П. Октябрь и ХХ век: теории и источники // 1917 год в судьбах России и мира. Октябрьская революция: от новых источников к новому осмыслению. – М.: Книжный мир, 1998.
7. Бухарин Н.И. Ленинизм и проблема культурной революции // Избран-ные произведения. - М.: Просвещение, 1991.
8. Бухарин Н.И. Проблемы теории и практики социализма. - М.: Политиз-дат, 1989.
9. Великая Октябрьская социалистическая революция и становление со-ветской культуры. 1917-1927 (под ред. М.П. Кима). – М.: Наука, 1985.
10. Великий Октябрь и опыт культурного строительства в СССР. - М.: Нау-ка, 1987.
11. Власть и интеллигенция. Сборник научных статей (под ред. А.С. Сты-калина). – М.: Планета, 1999.
12. Волков В.С. Членство интеллигентов в коммунистической партии как фактор их социального и профессионально-служебного продвижения в СССР // Некоторые современные вопросы анализа российской интелли-генции. Межвузовский сборник научных трудов. – Иваново: Изд-во
пед- ин-та, 1997.
13. Греков Н.В. Профессура Омского сельскохозяйственного института и окружной отдел ОГПУ в 1928 г. // Сибирская деревня: история, совре-менное состояние, перспективы развития. – Омск: ОмГУ, 1998.
14. Дискриминация интеллигенции в послереволюционной Сибири ( 1920-1930-е г.г.). – Новосибирск: Наука, 1994.
15. Ермаков В.Т. Культура предреволюционной России (К постановке проблемы) // Россия в ХХ веке. Историки мира спорят. – М.: Новости, 1994.
16. Есаков В.Д, Советская наука в годы первой пятилетки. - М.: Наука, 1971.
17. Зайченко П.А. Томский государственный университет имени В.В. Куй-бышева. – Томск: Изд-во ТГУ, 1960.
18. Знаменский О.Н. Интеллигенция накануне Великого Октября ( февраль-октябрь 1917 г.) - М.: Высшая школа, 1988.
19. Иванова Л.В. У истоков советской исторической науки (подготовка кадров историков-марксистов, 1917-1927). - М.: Высшая школа, 1968.
20. Иванова Л.В. Формирование советской научной интеллигенции (1917-1927 г.г.). – М.: Высшая школа, 1980.
21. Интеллигенция и интеллигентоведение на рубеже ХХ века: итоги прой-денного и перспективы. Тезисы докладов Х-1 международной теорети-ческой конференции, 22-24 сентября 1999 г. (под ред. В.С. Меметова). – Иваново: ИГУ, 1999.
22. Интеллигенция России в конце ХХ века: система духовных ценностей в исторической динамике. Материалы «круглых столов» Всероссийских научных конференций «Творческая личность как духовная ценность» и «Интеллигенция и конформизм». – Екатеринбург: Ин-т истории и ар-хеологии УГУ, 1998.
23. Интеллигенция России в ХХ веке и проблема выбора. Материалы «круглого стола» Всероссийской конференции «Интеллигенция России в истории ХХ века: неоконченные споры (под ред. М.И. Кондрашовой). - Екатеринбург: Изд-во УГУ, 1999.
24. Интеллигенция, общество, власть: опыт взаимоотношений (1917 – ко-нец 1930-х г.г.). – Новосибирск: Наука, 1995.
25. Каган М.С. Политика Коммунистической партии в области искусства в период перехода от капитализма к социализму // История искусств. - Л.: Наука, 1955
26. Каганович Л. М. Проблема кадров // Большевик. – 1929. - № 224.
27. Квакин А.В. Октябрьская революция и идейно-политическое размеже-вание российской интеллигенции. – Саратов: Изд-во СГУ, 1989.
28. Ким М.П. 40 лет советской культуры. - М.: Наука, 1957.
29. Кликушин М.В. Ученые Сибири в условиях общественно-политической ситуации 30-х г.г. (на примере научных работников Томска) // Социаль-но-исторические аспекты организации науки в Сибири. – Новосибирск: Наука, 1989.
30. Князев Г.А., Кольцов А.В. Краткий очерк истории Академии наук СССР. – М.-Л.: Наука, 1957.
31. Козлова С.А. Итоги научного строительства в Омске за первые 10 лет Советской власти. – Омск: Б/и, 1930.
32. Кольцов А.В. Академия наук СССР – штаб советской науки. – М.: Нау-ка, 1968.
33. Кольцов А.В. Культурное строительство в РСФСР в годы первой пяти-летки (1928-1933 г.г.). – М.-Л.: Наука, 1960.
34. Кольцов А.В. Ленин и становление Академии наук как центра совет-ской науки. – Л.: Наука, 1969.
35. Кольцов А.В. Развитие Академии наук как высшего научного учрежде-
ния СССР. 1926-1932 г.г. – Л.: Наука, 1982.
36. Красильников С.А. Сибирь в планах и практике государственных ре-прессий первой половины 1930-х г.г. // Историческая наука на рубеже веков. – Томск: Изд-во ТГУ, 1999. Т. 3.
37. Красильников С.А. Социально-политическое развитие интеллигенции Сибири в 1917-середине 1930-х г.г.: Дисс. в виде научн. доклада ... д-ра ист. наук. – Новосибирск: Изд-во НГУ, 1995.
38. Красильников С.А., Сергеевых Г.П. Ученые и политический режим в 30-е г.г. // Кадры науки Советской Сибири: проблемы истории. - Ново-сибирск, 1991.
39. Кузнецов В. Заметки о культурной революции и интеллигенции // Си-бирские огни. – 1929. - № 1.
40. Курочкина Е.Ф., Соскин В.Л. Из истории науки в Сибири (Сибирское краеведение в 1920-1928 г.г.) // Известия СО АН СССР. Серия об-ществ.наук. – 1965. - № 1. – Вып. 1.
41. Лопатин Л.Н. Формирование псевдоинтеллигенции как способ укреп-ления командно-административной системы в 1920-1930-е г.г. // Интел-лигенция в советском обществе. – Новосибирск: Наука, 1993.
42. Луначарский А.В. Собрание сочинений в 8 томах. - М.: Политиздат, 1963-1967.
43. Медведев Р. О Сталине и сталинщине // Знамя. – 1989. - № 2.
44. Папков С.А. Сталинский террор в Сибири, 1928-1941 г.г. // РАН. Си-бирское отделение (под ред. В.А. Исупова). – Новосибирск: Наука, 1998.
45. Пыстина Л.И. «Буржуазные специалисты» в Сибири в 1920 – начале 1930-х г.г. (социально-правовое положение и условия труда). – Новоси-бирск: Наука, 1999.
46. Развитие науки в Сибири: методология, историография, источникове-дение. – Новосибирск: Наука, 1986.
47. Рожнева Ж.А. Политические судебные процессы в Западной Сибири в 1930- годы: опыт создания базы данных по материалам периодической печати // Историческая наука на рубеже веков. – Томск: Изд-во ТГУ, 1999. Т. 3.
48. Романовский С.И. Наука под гнетом российской истории. – СПб.: Лань, 1999.
49. Рыженко В.Г. Социокультурные функции интеллигенции крупных го-родов Сибири в условиях 20-х годов: поиск подходов // Интеллигенция в советском обществе. - Новосибирск, 1993.
50. Соболева Е.В. Организация науки в пореформенной России. – Л.: Нау-ка, 1983.
51. Советская культура в реконструктивный период. 1928-1941 (под ред. М.П. Кима). - М.: Наука, 1988.
52. Соскин В.Л. Высшая школа в Сибири в начале 20-х г.г. // Культурное строительство в Сибири. – Новосибирск: Наука, 1965.
53. Соскин В.Л. Высшее образование и наука в Советской России: первое десятилетие (1917-1927г.г.). – Новосибирск: Изд-во НГУ, 2000.
54. Соскин В.Л. Из истории координации научных исследований в Сибири (конец Х1Х в. – 1919 г.) // Формы организации науки в Сибири. – Ново-сибирск: Наука, 1988.
55. Соскин В.Л. Научная интеллигенция Сибири накануне революции // Кадры науки советской Сибири: Проблемы истории. – Новосибирск: Наука, 1991.
56. Соскин В.Л. О классовом подходе в оценке деятельности научной ин-теллигенции Сибири эпохи революции // Актуальные проблемы исто-рии советской Сибири. – Новосибирск: Наука, 1990.
57. Соскин В.Л. Сибирские вузы в 1924-1927 г.г. // Сибирь в период строи-тельства социализма. – Н.: Наука, 1966.
58. Соскин В.Л. Сибирь, революция, наука. – Новосибирск: Наука, 1989.
59. Соскин В.Л. Ученые Сибири в годы революции и гражданской войны // Кадры науки советской Сибири: проблемы теории. – Новосибирск: Наука, 1991.
60. Соскин В.Л., Водичев Е.Г. Методологические аспекты изучения науки как предмета гражданской истории // Развитие науки в Сибири: методо-логия, историография, источниковедение. – Новосибирск: Наука, 1986.
61. Тарасова В.Н. Наука и российское общество в Х-ХХ в.в. – М.: Наука, 1998.
62. Троцкий Л.Д. К истории русской революции. - М.: Советский писатель, 1990.
63. Троцкий Л.Д. Литература и революция. - М.: Новости, 1991.
64. Ульяновская В.А. Формирование научной интеллигенции в СССР. 1917-1937. - М.: Наука, 1966.
65. Федюкин С.А. Великий Октябрь и интеллигенция: Из опыта вовлече-ния старой интеллигенции в строительство социализма. - М.: Высшая школа, 1972.
66. Федюкин С.А. Интеллигенция и белое движение (1918-1920 г.г.) // Со-ветская культура: 70 лет развития. – М.: Наука, 1987.
67. Федюкин С.А. Советская власть и буржуазные специалисты. - М.: Нау-ка, 1965.
68. Формы организации науки в Сибири. – Новосибирск: Наука, 1988.
69. Чаибарисов Ш.Х. Формирование советской университетской системы. – Уфа: Гос. кн. изд-во, 1973.
70. Чудинов Д. Кризис социального воспитания и материалистические ос-новы педагогики // Сибирский педагогический журнал. – 1923. - № 2.

Работа добавлена в корзину


delete